Инновации

Юлия Лесникова:
«Наш основной фокус отражен в названии — новые технологии и технологическое предпринимательство»

Дистанционное обучение набирает все большие обороты. Ярким примером является происходящее на одной из лучших образовательных площадок Москвы — Digital October. Мы встретились с директором образовательных программ DO Юлией Лесниковой и исполнительным директором Сергеем Громовым, чтобы поговорить о том, что такое Knowledge Stream и какие цели ставит перед собой Digital October.
Автор: Серафима Скибюк
Инновации

Юлия Лесникова:
«Наш основной фокус отражен в названии — новые технологии и технологическое предпринимательство»

Дистанционное обучение набирает все большие обороты. Ярким примером является происходящее на одной из лучших образовательных площадок Москвы — Digital October. Мы встретились с директором образовательных программ DO Юлией Лесниковой и исполнительным директором Сергеем Громовым, чтобы поговорить о том, что такое Knowledge Stream и какие цели ставит перед собой Digital October.
Автор: Серафима Скибюк

Кто такие Digital October и для чего существует ваш центр?

Юлия Лесникова: Мы формулируем это очень просто — у нас замечательные люди и замечательный контент находят друг друга. Чтобы это действительно было так, команда DO реализует ноу-хау — собственные идеи по образовательным и конференц-форматам, которые, как нам кажется, будут иметь конкретную пользу для нашей аудитории, а также ищет интересные форматы, уже сработавшие где-то за рубежом, и старается открыть их российской публике.

Наш основной фокус отражен в названии — новые технологии и технологическое предпринимательство, но мы не можем обойти стороной все, что вокруг: науку, технику, экономику, медиа, да просто свежие идеи, которые могут вдохновить людей здесь, у нас.

Конечно, у нас есть большая площадка — то есть компании, близкие нам по теме, скажем, Facebook, PayPal или какой-то инвестиционный фонд, могут проводить здесь что-то свое. Но самое «вкусное» мы стараемся делать сами.

Лекции проходят в новом формате: лектор как правило присутствует онлайн.

Давайте начнем с глобального. Скажем, вот уже четвертый год мы даем молодым российским инновационным компаниям трибуну, чтобы рассказать о себе на международном уровне, организуя российскую версию конференции от популярного техноблога TechCrunch. Или DEMO — это вообще старейшая конференция о стартапах в США, и вот недавно ей стало интересно посмотреть, а что вообще происходит по другую от них сторону Атлантики. Так что в начале лета мы собирали с ними в Москве не только наши стартапы, но и молодые проекты из СНГ, Европы — от Германии до Португалии, других регионов, чтобы они тоже знакомились с западными инвесторами, СМИ, своими первыми пользователями и партнерами. Я знаю, что мы получали заявки даже из Африки.

Есть и проекты, идущие круглый год или рассчитанные на какой-то длительный срок. Они в большей степени про образование. Во-первых, это вечерние курсы под брендом американской General Assembly, где мы комбинируем их видеолекции с выступлениями российских экспертов, а слушатели могут научиться полезным фишкам в маркетинге, программировании, управлении проектами или даже технологическом PR.

Во-вторых, это наша маленькая гордость, — весной мы запустили московский филиал Founder Institute, первый в России. Это и частичка глобального «акселератора для людей», где опытные предприниматели и инвесторы помогают тебе продумать все шаги по созданию своего стартапа, и такая конкурентная среда, где ты за четыре месяца можешь понять, готов ли сам по-настоящему быть предпринимателем.

Как я знаю, это все платные программы?

ЮЛ: Верно: упомянутые выше проекты — это формат знаний за деньги, а берясь за локализацию, мы не можем сказать, что у нас все будет по-другому. Но есть и исключение, да еще какое!

С апреля мы сотрудничаем с Coursera, вместе с ABBYY Language Services готовим настоящую автоматизированную платформу, чтобы люди со всей страны могли подключиться к нашей новой инициативе — переводу лучших «курсерианских» лекций. Все началось с пилотного проекта, когда мы сделали субтитры к очень популярному циклу по геймификации, а затем провели у нас встречу-практикум российских слушателей курса с его автором: профессор Вербах вышел на связь онлайн, а участники здесь, на «Красном Октябре» выполняли его задание, параллельно соревнуясь со студентами из других стран. Было здорово, и соосновательница Coursera Дафна Коллер решила продолжить диалог о сотрудничестве. А началось все с того, что в начале года мы пригласили ее к нам на Knowledge Stream...

Представьте, что за месяц вы можете послушать, например, специалиста по брендингу из Амстердама, эксперта по биотехнологиям из Дюссельдорфа, автора бизнес-бестселлера из Нью-Джерси и кембриджского физика, разработавшего идею квантового процессора.

Что же такое Knowledge Stream?

ЮЛ: Это как раз один из форматов, придуманных командой DO: представьте, что за месяц вы можете послушать, например, специалиста по брендингу из Амстердама, эксперта по биотехнологиям из Дюссельдорфа, автора бизнес-бестселлера из Нью-Джерси и кембриджского физика, разработавшего идею квантового процессора. При этом ни вам, ни лектору это, по сути, ничего не стоит: вы просто приходите бесплатно к нам или смотрите за происходящим онлайн, а докладчику не надо ехать за тридевять земель.

Ведь это телемост, то есть лектор тратит лишь час-полтора на выступление, плюс минут 20 — на предварительный тест связи. В крайнем случае ему нужно доехать до ближайшего офиса Cisco, где есть система телеприсутствия, — и то лишь если качество картинки и звука из его собственного дома или офиса будет не очень хорошим.

Но ведь наверняка бывают регионы, где технологии не настолько развиты для подобных включений, а интересные эксперты там есть. Как тогда?

ЮЛ: Мы даже с Афганистаном телемост устраивали! И большей проблемой была не техническая, а чисто организационная сторона. Дело в том, что Knowledge Stream проходит по вечерам, чтобы люди могли добраться до нашего центра или своих компьютеров после работы, учебы.

Дело в том, что в Афганистане действует комендантский час — и лектору пришлось выбивать особое разрешение, чтобы после наступления комендантского времени его пропустили на место.

И вот мы пригласили Оливера Перковича: он руководит благотворительной организацией «Скейтостан», они пытаются показать местным детям, что учиться вообще-то здорово — помогают им встать на скейтборд, а параллельно рассказывают, что вот вы освоили какой-то навык, но хорошо бы двигаться дальше. Подводят к тому, что есть школа, самая обычная, общеобразовательная, а там можно узнать еще много всего полезного. Ведь всего 1% афганских детей учится в школах, это огромная проблема.

Так вот, мы попросили его рассказать об этом опыте. Но дело в том, что в Афганистане действует комендантский час — и ему пришлось выбивать особое разрешение, чтобы после наступления комендантского времени его пропустили на место, откуда он мог выйти на связь. Зато это показывает, что люди по всему миру все больше чувствуют пользу от того, чтобы учиться и учить по жизни.

Слушайте, ведь еще несколько лет назад лекции были просто модой, на них ходила та же публика, что и на вечеринки в клубы. Как так получилось, что теперь лекции — уже часть мира многих взрослых, сознательных, прогрессивных людей?

ЮЛ: Это эволюция. Если раньше мы читали и узнавали впрок, думая — а вдруг когда-то спросят, вдруг это когда-то пригодится, то сейчас мы ищем информацию с какой-то целью. Значит, люди чувствуют потребность в этих лекциях, раз ходят на них. Это раз.

В то же время, информационные барьеры между индустриями стираются. Если ты маркетолог, то вовсе не факт, что тебе незачем слушать квантового физика: вдруг ты подсмотришь у него принцип, который сможешь использовать и у себя? И это одна из идей, которую мы стараемся продвигать в рамках Knowledge Stream, — всегда полезно знать, что происходит в других областях.

Еще одна причина интереса к современному образованию — это рост количества образовательного контента в онлайне. Знаете, еще в 2001-м Марк Пренски разделил наше общество на «коренных жителей цифрового мира» и «цифровых иммигрантов». Скажем, я вижу, что для моей шестилетней дочки онлайн-курсы — это нормально. Они учитывают эту специфику восприятия «не узнаешь — не продвинешься», о которой я говорила. И вот моя личная мотивация, чтобы развивать партнерство с Coursera.

Наконец, сейчас очень актуален подход «хочешь лучше что-то понять сам — объясни это другому». Это я возвращаюсь к Оливеру Перковичу и другим нашим лекторам, тому, что толкает их забесплатно рассказывать что-то российской аудитории. Поэтому мне было очень жаль, когда мы собрали меньшую, чем обычно, аудиторию на его лекцию.

А были еще лекции, на которых ожидали аншлаг, а приходили немногие?

ЮЛ: Весной мы пригласили создателя технологии для Kinect Зеева Залевского. Это ученый из Израиля, а еще он отличный предприниматель, что, согласитесь, редко для ученых. И вот сейчас он пытается вывести на рынок технологию, которая помогает бесконтактно обследовать состояние вашего организма — от определения уровня сахара и алкоголя в крови до ранней диагностики серьезных болезней. Он, естественно, отталкивался от опыта работы над Kinect, когда создавал ее.

Ну мы, конечно, попросили рассказать его об этом, чем-то самом новом, а не о Kinect как таковом. Я все равно думала, что нас «порвут». Это был такой космос, такой человек потрясающий — а народу было мало.

А с чем это было связано?

ЮЛ: Мне кажется, посещаемость каждой лекции показывает, насколько хорошо в нашем обществе подогревается интерес к той или иной теме, индустрии. Мы же не научная организация, поддерживающая исследования в какой-то конкретной области, не сам айсберг, а его верхушка — такой вовлекающий и нетворкинговый компонент. Значит, нет сейчас у нас такой организации, которая бы серьезно занималась популяризацией медицины, биотехнологий.

Я говорю так уверенно, потому что у нас есть обратный пример — опыт сотрудничества с Российским квантовым центром...

То есть лекции по квантовой физике сейчас как раз популярны?

ЮЛ: Именно. У нас яблоку негде было упасть, хотя мы и проводили их летом. РКЦ, да и не они одни, тот же МФТИ например, делают очень многое, чтобы продвигать квант в массы. Они привозят очень много выдающихся людей, нобелевских лауреатов...

А насколько вы влияете на контент событий, сделанных в партнерстве?

ЮЛ: Если говорить о Knowledge Stream, мы сами определяем темы. Например, в новом сезоне думаем сделать упор на когнитивистику, то, как цифровая среда влияет на восприятие. А в будущем, конечно, хотели бы не только звать экспертов «оттуда», но и делать лекции российских экспертов для зарубежной аудитории: представьте, что наши digital-гуру — Аркадий Волож, Сергей Белоусов, Давид Ян и другие — будут рассказывать что-то интересное для слушателей в США...

У нас есть постоянные партнеры проекта, есть компании, совместно с которыми мы можем сделать отдельный цикл, например, о технологиях, которые перейдут скоро из категории фантастики в разряд обыденных вещей... Но партнеры не влияют на подачу информации, наоборот, стараются помочь. Например, Квантовый центр рекомендовал нам двух блестящих лекторов — Сета Ллойда и Дэвида Дойча.

Если брать DO в целом, то мы и сами можем инициировать какое-то сотрудничество. Скажем, из недавнего: этим летом мы с удовольствием помогали тому же РКЦ с выступлением в Москве нобелевского лауреата Роя Глаубера, который не только многого добился в области квантовых исследований, но и был одним из тех людей, которые создавали первую атомную бомбу. Когда мы узнали, что в Москве негде провести открытую лекцию Марка Риттенберга, большого эксперта по лидерству, мы сказали — приходите к нам. А в сентябре наш центр помогает американскому стартап-акселератору провести встречу с автором The Lean Startup.

Digital October существует уже четвертый год и для многих предпринимателей является отличной площадкой для рассказа о себе на международном уровне.

В общем, мы стараемся следить за тем, чтобы все, что происходит на нашей площадке, укладывалось в общую канву, определенную нашей командой.

Я правильно понимаю, что многие ваши мероприятия бесплатны, потому что у них есть постоянные спонсоры? Кто они, зачем им это?

ЮЛ: Это те, кому интересно и важно присутствовать на развивающемся технологическом рынке. Сделать Knowledge Stream долгосрочным и бесплатным для аудитории форматом нам помогает сотрудничество с Ростелекомом. Еще один проект DO — онлайн-передачи с разбором полетов молодых стартапов — «Chain Reaction», поддерживается РВК. Компания «Билайн», например, выступила стратегическим партнером центра, и нам удалось многое сделать в рамках этого сотрудничества. Хотя лучше об этом расскажет Сергей.

Сергей Громов: Это было большое и продуктивное партнерство на целый год. Наш центр — место встречи для представителей технологического сообщества, поэтому «Билайн» увидели в нашем лице стратегического партнера. Проведение пресс-конференций, презентаций продуктов компании, поддержка международных конференций, образовательных и медийных проектов центра Digital October — вот примеры того, что нам удалось реализовать за этот период.

Одним из важных результатов сотрудничества можно назвать создание уникального современного медиацентра. Интернет-ток-шоу «Октябрьская эволюция» — один из совместных проектов, запущенных в этом медиацентре при поддержке «Билайна».

Не последнюю роль в популярности этого проекта сыграл формат программы: мы собирали опытных предпринимателей и топ-менеджеров IT-компаний, людей состоявшихся, и предлагали им представить, какой проект они бы создали, начинай они сегодня с нуля. А зрители в зале и онлайн могли подсмотреть, как профессионалы работают над упаковкой идеи в бизнес-модель.

Больше в категории Инновации:
Показать больше